Scroll to top
Русская психоаналитическая ассоциация
Back

Международный психоаналитический журнал № 6

  • Date: Октябрь 10, 2017

  • Tags:

    ,

Scroll

Предисловие

В этом новом номере Международного психоаналитического журнала на русском языке будет исследоваться то, что представляет­ся нам в ходе психоанализа как событие. И чтобы изучить этот вопрос, мы рассмотрим взаимоотношения между, с одной стороны, основными закономерностями структуры, создающей условия для самой возмож­ности аналитического лечения, и с другой – теми особыми моментами, обозначенным терминами «развязывание», «кризис», «вход в анализ», призванными именовать эффекты удивления, внезапного появления нового, которые нацелены непосредственно на анализанта и взывают к тому, чтобы аналитик действовал.

Начнем с того, что в психоанализе нет другого события кроме речи. Моделями служат оговорка или острота, выделенные Фрейдом од­новременно с изобретением им психоанализа. Для Фрейда эти «события», появляющиеся в дискурсе анализанта, получают свою ценность в виду мобилизации влечения, которую они вызывают, свидетельствуя в тот же самый момент об открытии бессознательного. Оказывается, что эти события речи в основе своей являются событиями говорящего тела, они обладают структурой, отражающей то, как случайным образом тело было бомбардировано означающими. Это и позволяет этим событиям выступать в качестве представителей самой эффективности психоанализа.

Мы обнаружим ту же самую структуру в самой сердцевине раз­вязывания психотического феномена, равно как и в основании мобилизации переноса. Психоаналитик пытается создать подобный тип события при вхождении в анализ, чтобы как можно раньше наслаждение предста­ло перед анализантом в качестве перспективы работы: наслаждение, как то, что обнаруживается в своего рода «шве», соединяющем тело и истории, которые создал сам анализант в попытке обозначить свое существо­вание в качестве мужчины или женщины – в попытке всегда неудачной, что и находит свое отражение в образовании его или ее симптома.

Лакановская ориентация, которая с давних пор задается Жаком-Аленом Миллером в его еженедельных семинарах в рамках Департамента психоанализа университета Париж 8, позволяет нам даже сегодня встречаться с таким «событием» как Фрейд и видеть, как оно продолжает жить в учении Лакана. Клиническая и эпистемологическая точность исследо­вания этого события неотделима от политического требования, чтобы существовали такие особые места, предназначенные для восприятия и накопления аналитического опыта, коими являются Школы, Общества и Группы, объединенные Всемирной психоаналитической ассоциацией (ВПА). Мы имеем честь представить нашему читателю статью Микеля Бассольса, свидетельствующую об этом особом связывании клиническо­го, эпистемологического и политического аспектов психоанализа.

Я выражаю ему особую благодарность за его участие в подготов­ке журнала Фрейдова поля на русском языке, также как и другим внес­шим свой вклад коллегам из Школ ВПА, некоторые их которых приезжа­ли в Россию с целью поддержать лакановскую ориентацию. Я благодарю российских членов Новой Лакановской Школы, также как и русских кол­лег, оказавших ценную помощь и поддержку в создании шестого номера Международного психоаналитического журнала.

Даниэль Руа, главный редактор,
Представитель Всемирной Психоаналитической Ассоциации (ВПА)
и Новой Лакановской Школы (НАШ) в Восточной Европе

Оглавление

Даниэль Руа. Предисловие

ЛАКАНОВСКАЯ ОРИЕНТАЦИЯ

Жаклен Миллер. Психоанализ имеет структуру фикции

МОМЕНТЫ КРИЗИСА

Ив Вандервекен. Симптом создает кризис
Соня Кириако. Развязывания психоза
Лилия Маджуб. Кризис в переносе

АТЕЛЬЕ « ВОЙТИ В АНАЛИЗ»

Пьериль Геган. Комментарий к Предложению от Октября 67
Жаклен Миллер. Как начинается анализ

КЛИНИЧЕСКИЕ СЛУЧАИ С КОММЕНТАРИЯМИ

Ирина Соболева. Где «Вход в анализ»?
Инга Метревели. Выйти из кошмара

ЛОГИКА

Жаклен Миллер. Шов

В МИРЕ

Микель Бассольс. О теле, о видимом и невидимом
Роз-Поль Винсигерра. Траектория одного анализа. То, что меняется и то, что остается неизменным

ПСИХОАНАЛИТИК. ХУДОЖНИК

Анастасия Архипова. Пина Бауш: «Весна священная».